Происхождение зырянского племени, часть 1

Продолжение "Историко-статистический очерк Зырянского населения",
автор К.Жаков, 1909.

Открывая древнюю летопись ("се повъсти временныхъ лътъ, откуду есть пошла Русская земля"), мы читаем, что "в афетовъ же части съдять... Заволочьская чюдь, Пермь, Печера... и т.д.". Значит, в XII в. Пермь была известна русским, и что она находится между Двиною, Заволочьской Чудью и Печерой, т.е. в области Вычегды и ее притоков.

Что же эта за "Пермь", что за люди там обитали, какая у них была материальная и духовная культура? Летописец больше ничего не говорить о Перми, кроме упоминания, что есть такой народ — Пермь...

Но, быть может, имеются иностранные известия об этой неизвестной стране и о народах живущих там? Да, до нас дошли скандинавские саги, упоминающие о стране "Биармия". Первый-же кто заговорил о Биармии, это Отер, современник Альфреда Великого. Он совершил путешествие к Северной Двине в IX в. ( В рассказе об этом плавании, записанном с его слов Альфредом Великим, он кое-что сообщил о Биармии. Тут он увидал огромную реку... Страна по правую сторону была пустыней... Ему кажется, что Финны и Биармийцы говорят одним языком".

Последние слова его рассказа для нас самые важные: Биармийцы говорят финским языком; они живут в области Двины.

В скандинавских сагах, именно в "истории Олафа Тругсона", помещены, между прочим, сжатый рассказ об экспедиции Гаральда Графельда в Биармию в 965 году. Гаральд выдержал борьбу с Биармийцами у устья Двины и опустошил страну на значительном пространстве. Из латинского перевода оказывается, что Биармийцы имели укрепления.

В "истории Олафа Святого" имеет место сага о походе Торер-Гунда и Карли в Биармию (Карамзин, Савельев, Полевой об этом писали). Тут рассказывается, как викинги вошли в заповедную рощу, с целью найти там золото и серебро. В глубине леса они нашли деревянную загородь с воротами. Торер сообщил, что в этой ограде есть курган, в котором золото перемешано с серебром и с землей. Викинги поднялись на курган и собрали, сколько могли денег, выбирая из одежд в месте с землей, которую не отделяли второпях. Затем Торер высыпал деньги из чаши, стоявшей на коленях у идола Юмалы. Карли воспользовался массивным ожерельем.1

Какую историческую и этнографическую ценность имеют саги?

При современном состоянии этнографии и "доисторической", первобытной истории можно сказать, что саги, как и былины и сказки, составляют поэтическую историю народов. Все то, что говорится в сагах о Биармии, имело место, как доказывают другие данные у Вогулов, Остяков и др. финских племен Восточной России и Сибири. Заповедные рощи до сих пор имеются у вотяков. О серебряных прутьях, игравших роль денег, говорит филология. Так у пермяков, а также и у зырян, до сих пор есть слово "шать" (шайт), означающее и рубль и прут. Ниже мы приведем доказательства, что у древних пермяков были укрепленные деревни (города), называемые "кар".

Так что саги правдоподобно рисуют нам древнюю культуру Биармии. Но опасность грозит нам с другой стороны при изучении культуры древней Перми: именно — Биармия, может не есть Пермь, а совсем другая страна. Биармия была в области Двины, а Пермь в области Вычегды...

У Биармийцев бог Юмала, у Перми Юмалы нет2. (У них бог - Ен, Ин). У Перми есть слово "Iома", но она, по-видимому, лесная богиня, а не главный бог — Юмала. Затем, что в области Нижней Двины жили западные финны, говорят названия пристаней и местечек по Двине: Ярокурья, Кивикурья, Ускурья и т.д. Пермь же составляют не западные, а восточные финны. Этот вопрос во всяком случай не исчерпан... Но для нас важно сейчас то, что культура Биармии, страны соседней Перми, согласуется с другими данными о восточных финнах, следовательно, культура Биармии была родственна, подобна культуре древней Перми, и в этом смысле величавые картины саг, рисующие Биармию, очень ценны для восстановления характера быта восточных финнов, в частности финнов Пермской группы (вотяков, зырян, пермяков).

Но какие другие источники для познания древней жизни в области Вычегды, Камы, Печоры и т.д., словом, северо-восточной России, где издавна жили Пермь и Югра?

*   *   *

Прежде всего нужно определить границы — район древней Перми? В эпоху Великого Стефана Пермского (XIV) зыряне, (Пермь) племя Коми, жили в области Вычегды. Но где жило Коми до этого времени?

Методом исследования этого вопроса является лингвистика, изучение названий мест, деревень, курганов, городов, урочищ и т.д. по рекам: Каме, Вычегде, Сухоне и т.д. Можно доказать, что все слова, оканчивающиеся на "ва", "ю", "юк", "юг", "шор", "йоль" — пермского происхождения. Весьма было много споров о том, куда отнести названия рек, оканчивающаяся "ма" — к югорскому языку, пермскому или западно-финскому.

Кастрен думал, что слова на "ма" — западно-финского происхождения (maa — земля), но, однако, некоторые соображения заставляют нас думать, что иногда слова на "ма" есть видоизмененное окончание пермского (зырянского) "ва" (вода). Река Ижма по зырянски Изьва, Пижма — Пежва, Лозма — Лозва и т.д. Зырянские слова на "ва" русскими или вообще не зырянами переделывались в слова на "ма".

Можешь быть в некоторых случаях "ма" и "ва" смешивались (Лозва—Лозма, Пижма—Пижва) по аналогии с названием на "ма", в других случаях названия на „ма" произошли прямо от зырянских слов (Пожема-ю, Лема-ю). В общем же этот вопрос остается пока без ответа.

Названия урочищ на "ил", "дор", "дин", "вож", "горт", "кар", "кор", "ноз", "ин", по мнению Веске, являются тоже показателями того, где жили зыряне (Коми), пермяки, т.е. древняя Пермь.

На каком же пространстве встречаются названия, оканчивающиеся на приведенные суффиксы и флексии, т.е. пермские названия?

В области Сухоны: Тотьма, Полюк, Толшма, Ельшма, Сингома, Шерошма и т.д. В области притоков Волги: Кострома, Клязьма, Москва, Протва и т.д. В бассейне Кубины — Кизьма, Нишма, Шурма, Ухтома, Мола. На юг от Бело-озера — Визьма, Шулма, Мотома, Конома, Сизьма и пр. Притоки Мезени — Ирва, Вожель, Дерта-iоль. Притоки Камы и Вычегды почти все имеют пермские (зырянские) названия.

И так, на огромном пространстве жила Пермь, быть может, в разное время, от Москвы — до Мезени, от Камы и притоков Тобола — до Бело-озера. Таков район древней Перми.

*   *   *

Теперь мы должны перейти к данным, рисующим материальную и духовную культуру Перми.

Первый ряд данных — это чудские городища, чудские находки. В данном случае дело археологии восстановить быт и религию Перми по этим находкам. Но, к сожалению, является сейчас затруднение, кому принадлежат эти чудские остатки, югре ли, Перми ли, или какому-нибудь неизвестному нам народу. Лингвистика должна вновь выступить и помочь археологии.

Памятники, приписываемые Чуди, говорят о тожестве ее с Пермью. Крупнейшими из них являются городища — кары, кар-ил'ы (Кар — ыл = площадь города; кар — город; кар-дор — крайний город — Архангельск); У истоков Кувы и Иньвы городище — Кочкор, в Архангельской волости городище — Чум-кор (чум=чом = шалаш; кор = город); В Инвенской волости — Важ-горт; в Кудымкарской волости — Сюська — (сюзь = сова; йыр = голова).

Названия городищ в бассейне Иньвы; Меч-кор, Уд-кар, Кодым-кор, Кош-кар, (Мичко — собственное имя, Кудымовы, Кош-каревы — фамилии Пермяков; уд=ут = вотяк).

Определяющие части этих названий и суффиксы их зырянского и пермского происхождения, т.е. слова племени Коми, иными словами — древне-пермского происхождения.

Я сам видел чудскую могилу в верховьях р. Вишеры (приток Вычегды). Она называется Кармыльк (город—холм). Из этих лингвистических данных можно вывести, что чудь иногда — Пермь, слово же Чудь вообще собирательное имя, как и Биармия.

См. Кто такая чудь?

Самое слово Чудь — русское, впоследствии заимствованное племенем Коми от русских. Поэтому находки в Чудских местностях для нас являются остатками культуры древней Перми. В числе памятников Чуди известны серебряные слитки в виде прутьев, в палец толщиной и аршин длиной. Мы уже упоминали, что слово шать (шайт) означает в языке Коми и прут и рубль. Памятниками же Чуди считаются подвески и литые из бронзы изображения животных.

Эти вещи мало исследованы. Найденные там и сям кресты, серьги, пряжки, топоры, арабские монеты и утварь, группа медных предметов (изображения животных и птиц), подвески — требуют исследований с той стороны, к какому народу они принадлежали. Язык — Коми и здесь дает нам кое-какие указания. Одежда по зырянски "пась-кӧм" (пась — шуба, мех, кӧм — меховая обувь). Такое конкретное значение слова одежды ясно говорит, что древняя одежда была меховая, т.е. та, какая теперь в обычаях у сибирских инородцев. У последних, особенно у Шаманов, меховой костюм украшается различного рода металлическими подвесками. Все то же самое могло быть и у Коми, т.е. у древней Перми. Хотя Мельгунову, нашедшему в Зырянской местности медные фигурки изображения соболей, лисиц, Зыряне объяснили, что эти фигурки отливались Вогулами для приношения в жертву богам, но эти же предметы могли принадлежать и древней Перми, исповедывавшей языческую религию типа шаманства. Кроме приведенных соображений о родстве, даже тожестве, Чуди и Перми, можно еще сослаться на обычай нынешних пермяков поминать Чудь, как бы умерших, родственных им людей.

Таким образом тщательное изучение чудских могильников и находок может пролить некоторый свет на доисторический быт севера России и в частности Перми.

*   *   *

Теперь мы попытаемся на основании языков, этнографии и народной словесности восстановить жилища, города и занятия Перми.

В языке Коми имеются три многозначительных слова: горт, вичко, керка.

Горт, во первых, означает название села (Выльгорт, Важгорт), деревни, во вторых оно же значить дом (гортӧ муна = иду домой), наконец, горт,- значит гроб. Разнозначительность этого слова показывает эволюцию дома, деревни.

Предположим, что сначала зыряне жили в землянках и эти землянки назывались горт. Такое предположение подтверждается бытом и жизнью инороднев, соседних Коми. Затем они жили в юртах (Кум = чум). "Кумом" называют теперь ту часть дома, где хранятся одежда и др. домашние принадлежности. Впоследствии зыряне (Коми) научились строить дом из бревен и каждый называл свой дом словом горт, а землянки стали жилищем покойников, сохранив свое название горт, которое потом перешло в деревянный ящик для умерших — гроб.

Так как жилище одной семьи может быть началом для поселка, то название деревни горто'м, с определением "выль" (новый) или "важ" (старый) понятно само собой.

Кроме землянки у древних Коми были шалаши. Это подсказывается аналогией других финских племен; подтверждается наличностью вотской "куалы" и черемисской "куды" и доказывается окончательно данными языка. Слова: керка, керку, вичко, вичку свидетельствуют об этих постройках. (Керку = кер+ку, кер — бревно; ку=куа = шкура), сперва обшивка, а затем шалаш. "Куа" по зырянски ""ко", отсюда слово кола — лесная избушка.

Мӧскуа (Москва) = шалаш для коров, важкуа (вашка) — древний шалаш. Вичко, Вичку, более темное слово, может означать легкий шалаш, из жердей, где обитали боги; теперь вичко = церковь (Видзь+ко = полевой шалаш).

Чом прямо напоминает самоедское слово Чум и означать маленькую деревянную постройку из тоненьких бревен или жердей (напр. домик перевозчика на берегу реки, или охотничья кладовая возле лесной избушки).

Эти слова рисуют нам жилища древней перми — землянки, юрты, шалаши. Несомненно жители ее до знакомства с др. более развитыми народами, усовершенствовали самостоятельно свои жилища, на что указывают слова йирк (потолок), джодж (пол), ыбӧс, ӧдзес (дверь), крыша — велт и т.д.

Филология же показывает, что, как сильно действовали на вотяков и черемис древние болгары и затем татары, так на зырян и пермяков в культурном отношении влияли русские. Доказательством служат заимствованныя слова пачь (печь), дом, коса, завор, рель, выть и т.д.

У древних пермяков вместо печи была каменка (гор, кüüр (вогульск.), кор (остяц.), кiу коа (фин.) Огонь добывался из кремня (бiя из = кремень).

Переходя к занятиям жителей древней Перми, мы вступаем на более зыбкую почву, потому что пока не имеем систематических исследований о языке Коми в связи с иранскими и др. языками, насколько оригинальны те или другие слова или же заимствованы, трудно сказать; — туземного или иноземного происхождения разные предметы, обозначаемые этими словами.

*   *   *

Относительно древней языческой религии зырян мы скажем только несколько слов. Чтобы восстановить ее, мы должны пользоваться языческими пережитками вотяков, самых близких родственников зырян3. У вотяков, кроме, небесного бога Инмар (Ен) еще почитаются Шунды-мумы (мать-солнца), Музъем-мумы (мать-земли), Гудури-мумы (мать грома) и т.д. Полагать надо, что у зырян были боги и богини, олицетворения различных явлений природы. Культ же зырян описан в житии св. Стефана, изложенном Епифанием Премудрым. У вотяков и у зырян были пансотники (жрецы), заведывавшие кумирницами (вичько) и жертвоприношениями. Они возвещают людям волю богов. Шкуры зверей украшали "прокудливую березу" в Устьвыми, в центральном тогда поселении зырян; очевидно, жертвы главным образом состояли в приношении жертв богам. Теперешние общественные молебствия вотяков показывают, что, вероятно и у зырян в древности бывали такие сборища, где язычники приносили в жертву животных при участии волхвов. Т.к. религия вотяков и черемис подверглась магометанскому и христианскому влиянию, то конечно, мы не можем сейчас определить аттрибуты древних богов, их роль и значение, также трудно сказать, сколь велико было значение пансотников.

Св. Стефан сжег все кумирницы, истребил всех идолов, и старался вырвать с корнем все языческие остатки из воображения народа; вот почему зыряне очень мало сохранили (сравнительно с вогулами и вотяками) воспоминаний о старых богах. Название радуги Ӧшка-Мӧшка (бык-корова), которая пьет воду из реки, рассказы о лесном боге и о водяном, легенды о боге Шуа на Печоре и др. дают только поэтические образы, как осколки древней своеобразной4 мифологии. Поэтому мы должны здесь обратить внимание на доподлинно исторические факты, которые записаны в житии Св. Стефана и др.

В 1380 г. прибыл св. Стефан в Емдын (Устьвым) и уничтожил известную кумирню и чтимую березу (может быть и ель, так как зыряне называют своих предков ельниками). Несмотря на упорную борьбу кудесников, ему удалось в течении десяти лет обратить пермичей в христианство. Этим он сблизил зырян с русской культурой (тогда, как вотяки крещены были только в XVIII веке, вот почему у них до сих пор до 10 тысяч язычников, и быт более архаичен). За Стефаном следовали пермские епископы — Исаакий, Герасим, Питирим, Иона. Епископ Герасим утвердил христианское учение между печерскими зырянами. Питирим был на Удоре и крестил печерских вогулов. Иона был на Вишере и крестил камских зырян.

Но такая деятельность епископов вызвала ненависть в вогульском князе Асыке (есть предание, что пансотник, побежденный Стефаном, возбуждал на Оби язычников на борьбу с зырянами-христианами). Епископ Герасим быль задушен своим слугою, новокрещенным вогулом. Асыка спустился по Вычегде на плотах и, соединившись с призванными вятчанами у Сысолы, поплыл к Устьвыми, где он убил епископа Питирима в 1455 г.

Примечания:
1. Пермяки. Смирнов. Поездка скандинавов. Тiандеръ.
2. Есть слово "Iома".
3. См. Вотяки. К. Жаков. Научное обозрение 1902. Языческое миросозерцание зырян. К.Жаков. Научное обозрение 1901 г.
4. См. Языческое миросозерцание зырян. К.Жаков.