Его в Риге похоронили дважды

Продолжение статьи "Латвия в жизни Каллистрата Жакова",
автор Светлана Ковальчук, г. Рига.

Умер К.Ф.Жаков 20 января 1926 года в первой рижской городской больнице. Его лечил, старался облегчить физические страдания известный врач, профессор Латвийского университета В.Н.Клименко.

Жакову было уготовано быть дважды похороненным в латвийской земле. В первый раз тело Жакова положили в гроб в больничной часовне 22 января, а 24 числа перевезли в кафедральный собор Рождества Христова. Преосвященный Иоанн (Поммер) совершил заупокойную литургию27. На рижском Покровском кладбище в тот зимний день собралось много рижан. Эмилий Иванович произнес подле гроба усопшего проникновенную речь. В ней были такие слова: «Величие Твоих идей в том, что Ты объединил всю область человеческого знания в направлении религиозном, философском и научном. Объединения этого Ты достиг в лице Бога Первопотенциала – из него все исходит, что есть, к нему же все и возвращается».

Спустя несколько дней после похорон, случилось невероятное событие, взбудоражившее не только рижан. Эрнест Барон – великий мастер блефа, подлогов, мелочного вранья, выкопал гроб с телом Жакова и вывез за пределы кладбища. После содеянного, красноречиво и убедительно уверял газетчиков, что только он, Эрнест Барон, является истинным наследником и имеет на руках завещание покойного28. Хотя, как мы знаем, это завещание, вряд ли заверенное нотариально, было отменено Жаковым в одностороннем порядке в январе 1923 года. Например, журналисту из газеты «Сегодня» Э.Барон живописал о Жакове, его завещании и о себе самом29. Не преминул поведать и об Академии лимитивной философии.

Как утверждал Барон, Академия лимитивной философии к началу января 1926 года располагалась в Риге по улице Матвеевской (Матиса) #11/13, кв. 34/35. В этом помещении «имеется библиотека (здесь и далее выделено автором статьи. – С.К.), насчитывающая много тысяч томов редких книг, главным образом философского содержания, музей, где собраны, между прочим, рукописи Жакова и все его печатные труды, и художественный салон, где устраиваются иногда выставки картин латвийских художников, по своему творчеству более или менее близко подходящих к духу лимитизма. (…) Барон утверждает, что он назначен покойным Жаковым главою всемирного лимитизма, и что погребение Жакова будет совершено по воле покойного. (…) Гроб будет помещаться в особом мавзолее»30.

Предъявить полиции, Марии Заринь, Э.Гросвальду, рижской общественности сокровенное завещание Эрнест Барон так и не смог. Возможно, он, породивший скандал, ажиотаж вокруг гроба с телом проф. Жакова, под видом совершения бальзамирования, собрать для себя небольшой капитал. Но пожертвования рижан не были особо щедры: бальзамирование тела Жакова было проведено частично, за неимением средств профессор Латвийского университета А.В.Старков работу прекратил.

Вторичные похороны профессора прошли 15 февраля 1926 года. Протоиерей Николай Македонский сопровождал гроб на Покровское кладбище31.

В архивном деле Общества лимитивной философии Латвии содержится подробный рассказ о болезни и смерти Жакова, его похоронах, о краже гроба с телом покойного с Покровского кладбища, том, что 5 марта на 40-й день после кончины покойного была отслужена панихида и проведен памятный вечер.

На заседании от 3 декабря 1926 года было принято решение об издании статей профессора Жакова32. Это предложение Общества лимитивной философии Латвии, с успехом завершилось публикацией тома небольших работ К.Ф.Жакова, ставшего давно библиографической редкостью.

Деньги на книгу «Лимитизм. Единство наук, философий и религий» стараниями Э.И.Гросвальда, М.Я.Заринь и других членов общества были получены. Средства выделил Латвийский Культурный фонд. Книга появилась ко дню рождения К.Ф.Жакова 1 октября 1929 года. Книга широко дарилась представителям духовенства, русской и латышской интеллигенции – всем, кто сочувственно отнесся к судьбе Каллистрата Фалалеевича Жакова33.