Латвия в жизни Каллистрата Жакова

Гимн Латвии · Каллистрат Жаков, 1926.

Прекрасная Латвия, любимая мною!
К сыновьям твоим и к дочерям обращаюсь
Словом сердечным моим.
Вникните, дети сердца моего,
В положения и в тайны лимитизма
И будете вы мудры.
Ваш разум озарит тогда Вселенную
Разноцветными лучами.
Не бойтесь старости, ни наивности, ни дикости.
Некогда мне было думать о здоровье своем.
Я думал лишь об одном
Во все дни мои:
«Что существует и что быть должно?»
Приблизьтесь ко мне.
В тайны чисел посвящу я вас, -
В величие потенциалов мировых;
И укажу направление,
В каком ведётся политика сокровенная народов.
Но что важнее всего этого;
Тропу покажу вам,
Ведущую к звезде отдалённой,
К разумению всех наук и философий.
Идя этой тропой,
Чертоги увидите вы занебесные,
Где Творец наш обитает.............
О дети сердца моего!
Внемлите мольбе.............
В старости своей будете вспоминать вы
Те вехи, на что я указал.
И утешение неземное получите вы,
Размышляя о секретах мироздания
И о промысле Божьем..............
Жив, жив Он,
Господь наш ..........!
И благословит Он
Прекрасную Латвию,
И даст разум сынам и дочерям её,
И лучи их разума озарят Вселенную.

Латвия в жизни Каллистрата Жакова

Автор Светлана Ковальчук, г. Рига. Текст сокращен. Статья опубликована в журнале АРТ лад, 2011, #3.

«Вся моя жизнь – скорбь, но ничто не сравнится с печалью последних лет». Это строки из письма профессора Санкт-Петербургского Психоневрологического института Каллистрата Фалалеевича Жакова (1866—1926), последние девять лет жизни которого неразрывно связаны с Прибалтикой. Возможность приоткрыть некоторые подробности жизни Жакова в Латвии предоставляет Латвийский государственный исторический архив, хранящий документы Общества лимитивной философии Латвии. В этом фонде содержатся оригинальные лекции, небольшие по объему литературные произведения, письма К.Ф.Жакова. Конечно, это всего лишь часть, возможно даже, что незначительная, архивного наследия профессора. Большая часть его рукописей отошла его наследникам – супруге Алиде Каролине Приеде, подруге последних дней Марии Заринь, Эрнесту Барону, Обществу лимитивной философии Латвии – и в итоге безвозвратно утратилась для культуры Латвии1.

И так, взявшись в очередной раз писать о поэте, писателе, этнографе, философе, неутомимом путешественнике Жакове, мне не хотелось пересказывать уже ранее написанное о нем, тем более во всех деталях и тонкостях раскрывать суть его философских воззрений. Об этом достаточно написано. Знаток истории русской культуры Ю.И.Абызов опубликовал список работ К.Ф.Жакова, изданных на русском языке в эстоно-латвийский период жизни2. Публикации Жакова на латышском языке можно отыскать посредством так называемого Указателя Гинтера3. Сергей Белоконь в свое время собрал интереснейшие материалы из жизни философа в Киеве4. Да и автору этих строк не раз довелось писать о философе5. На сей раз мною скорее двигало желание прояснить окружение Жакова: ведь годы, которые ему судьба отмерила провести в Латвии, Риге, годы полные драматических событий, он находился в окружении латышей, встречая сочувствие, помощь, поддержку и порой неприязнь.

Ковальчук С.Н., 2011. Текст и часть фотографий получены от автора.

Содержание статьи: