Агния Суханова АВТОБИОГРАФИЯ

Я родилась в селе Вомын в 1884 году в очень большой семье, 20-м членом. Помню, как потом на 4 дома разделились. На моей памяти открылась в нашей деревне школа грамоты, где я получила первую грамоту. В Усть–Сысольскую женскую прогимназию я попала совершенно случайно. Как раз в это время мой отец попал в члены земской управы и, видя моё сильное желание учиться, решился взять меня с собой – за одним моим расходом. Иначе бы я не попала по двум причинам туда – во–первых, не приняли бы как крестьянку, тем более я не знала ни одного русского слова. Во–вторых, отец бы ни за что не рискнул расходом на учение дочери, сына так ещё, быть может. Одна я в семье имела счастье получить такое образование, зато полное осложнение и непонимание друг друга с родителями на всю жизнь осталось. Искренне жалели, что дали девушке образование и тем испортили.

По окончании прогимназии одно было страстное желание, как можно скорее выбраться их гнёта патриархально–деспотической семьи и встать на самостоятельную дорогу.

В 1901 году было получено назначение в Ручевскую школу грамоты на 9 рублей. Трудно было без особой подготовки и руководства заниматься, чуть не отчаялась. К счастью в 1903 году перевели в, одну из лучших по тогдашнему времени, школу, в третьи учительницы. Там же меня застал 1905 год. Небольшие проблески революционного движения доходили и до моего сознания. В этом отношении большой толчок дал А.Н. Вешняков, будучи в Визинге учителем. Затем знакомство с политическими ссыльными ещё больше расширили кругозор. Конечно, всё это приходилось делать тщательно скрывая. С 1907 года начинаю служить в Новике, Подъельске, более сознательным человеком и с горячим желанием к лучшему.

Агния Суханова и сестра

Агния Суханова и ее сестра Ульяна

За 8 лет учительства пришлось немало треволнений перенести. Постоянные выслеживания, гонения, подозрения, оскорбления со стороны волостного начальства, полиции и духовенства. Натравливали несознательных крестьян. Одно дело доходило до суда. Даже самообразованием приходилось заниматься с большой опаской, подозрительную литературу ловили, конфисковывали на почте же. На месте уцелела только благодаря знакомству, некоторых близко стоящих к инспектору (Успасскому).

В 1915 году пришлось по семейным обстоятельствам перебраться в Корткерос. Первые два года жизни там (до революции) для меня остались самыми ужасными, никогда неизгладимыми. Попала я в самое мракобесное общество. Никакого просвета. Все школы, школьные работники находились под самым сильным влиянием и руководством церкви и кулачества. Центром всей школьной работы и жизни была церковь. Нетрудно было в такой атмосфере задохнуться. Но вот наступил 1917 год, и революция вырвала и освободила из–под когтей церкви школы. Со всей энергией и пылом набросилась я на работу среди женщин, проводила идеи революции среди них. Но, к сожалению, находилась тогда под влиянием эсеровской партии и её литературы, довольно долгое время не могла освободиться от этого обмана. Уже постепенно сама жизнь заставила меня горько сознаться в своих ошибках и ошибках эсеровской партии и перейти всецело и искренне в партию большевиков. Теперь я часто краснею за свои старые убеждения, от которых нелегко было отрешиться. После этого перелома в 1920 году я была на высших курсах в Устюге. Затем была Усть–Сысольским уоно взята в политпросвет. Отсюда, через два месяца, переведена по своему желанию в только что образовавшийся подотдел нацмен при уоно, вскоре преобразовавшийся в Коми издательство.

В Коми издательстве моя работа заключалась главным образом в переводе, собирании, составлении детской литературы, как классной, так и внеклассной и сценической. Также переводила литературу для взрослых – политическую, сельскохозяйственную, медицинскую и сценическую. Изредка пишу в газету "Югыд туй". В настоящее время состою секретарём Методического бюро при Облоно. Работа почти такая же.

Агния СУХАНОВА, 1925.