Создание Общества лимитивной философии Латвии

Продолжение статьи "Латвия в жизни Каллистрата Жакова",
автор Светлана Ковальчук, г. Рига.

Да, зырянский самородок потерпел неудачу в Латвийском университете! Но как свидетельствуют документы архивных дел, провал в стенах университета хоть в какой-то мере был морально компенсирован Жакову друзьями, почитателями его научных и писательских дарований. Преданный друг Эмилий Гросвальд, вернувшийся на родину предков, поддержал учителя: собрал инициативную группу для создания и регистрации в соответствующих инстанциях Общества лимитивной философии Латвии. В первом протоколе собрания инициативной группы написано, что таковое состоялось 10 сентября 1920 года в здании бывшей Ломоносовской гимназии (Рига, бульвар Райниса 29). Присутствовал 31 человек, включая самого Каллистрата Фалалеевича Жакова. Подавляющее большинство членов будущего общества составили латыши. Среди друзей и поклонников на знаменательной встрече были Эмилий и Дагмара Гросвальд, Отилия и Эрнест Штаммерс, Валдемарс Приеде, Виллис Задерс, Рейнхолдс Резевских, Рейнхолдс Тейкмане Рейнхолдс, Элизабета Дикман, Дмитрий Соткинс, Петерс Шлессерс и др. С кратким докладом о сущности философии малой величины или философии лимитизма выступил Э.И.Гросвальд, обосновавший необходимость создания общества.

По предложению Гросвальда, в качестве целей общества должны быть выдвинуты следующие: 1. изучение философии лимитизма; 2. распространение в народе этого учения; 3. создание во всех городах мира кружков лимитистов для соединения добрых людей; 4. соединение науки и религии, интеллигенции и народа; 5. создание новой моральной расы.

Поистине грандиозность целей общества сплотила только небольшой кружок почитателей Жакова. Среди его членов, как писали в газете, он действительно «пользовался безграничным уважением, близким к возведению его учения в культ». Вскоре среди членов общества оказалась Мария Яковлевна Заринь. Юридически оформить общество удалось только к концу 1921 года, когда в административном отделе Рижского окружного суда был окончательно согласован и утвержден его устав. К сожалению, активная, деятельная пропаганда идей философии Жакова в интеллектуальном пространстве Латвии началась с большим опозданием только с февраля 1923 года.

Через несколько дней после учредительного собрания по созданию Общества лимитивной философии в сентябре 1920 года Каллистрат Фалалеевич покинул Ригу. С начала 1921 года Жаков поселился на жительство в Валке в его эстонской части. Как написано членами редакционной комиссии в предисловии сборника статей Жакова: «Пришлось теперь уже бедствовать на старости лет. Жил он в это время на чердаке и некоторую поддержку находил среди эстонских офицеров местного гарнизона, которые интересовались идеями лимитизма и занялись его изучением под руководством К.Ф.Жакова. Но жизнь была тяжелая во всех отношениях»13.

Еще раз обращусь к письму Каллистрата Фалалеевича, строками из которого начала эту статью: «Вся моя жизнь – скорбь, но ничто не сравнится с печалью последних лет». Это строки из письма Жакова, подписанного 19 сентября 1921 года из Валка, где он проживал по улице Пушкинской 13. Адресовано письмо Ревельской русской газете «Последние известия». Жаков далее писал: «Я считаю свою жизнь свою уже ликвидированною. Мне 55 лет. Я стар и болен. Неизъяснимая тоска сжимает душу мою, ибо погибло все вместе с Родиной. Не зная, сколь долго протянутся еще дни мои, подвожу итоги – дней и помышлений моих. Всю жизнь думаю я о философии и развил многогранное миропонимание с премудрым первовозможным в основании [лимитизма]. Но не спас я никого этим. Если многоуважаемая газета сочтет для кого-нибудь полезным вспомнить жизнь мою, то я посылаю краткую биографию (…) и перечень моих книг, изданных в свое время. Если редакция найдет нужным напечатать мою биографию и перечень книг, то желательно было бы к 1–му октября. Все же это я делаю из уважения к газете и по желанию моих друзей и учеников»14.

Вскоре ко дню рождения Каллистрат Фалалеевич получил в подарок 180 рублей от его верных учеников и друзей из Риги из Общества лимитивной философии Латвии Эмилия и Дагмары Гросвальд, Владимира Линдберга, Теодора Буцена и других.