Национально-языковая политика в Эстонской ССР (1989)

автор А.Р.ХАУЗЕНБЕРГ, научный сотрудник ИОЛ АН ЭССР (Таллинн).
Этот доклад опубликован в сборнике "Коми кыв öнiя олöмын. Проблемы функционирования коми языка в современных условиях" (1989), Материалы научно–практической конференции, Сыктывкар, скачать pdf, 105 Mb.

 

Советский Союз – это государство многонациональное. Все народы его имеют равное право на существование. На практике же это право подчас не реализуется. За период 1936–1970 по данным переписей населения, количество этносов в Советском Союзе сократилось со 144 до 104. Исчезновение народа – процесс длительный, но внешние факторы могут существенно ускорить его.

Судьбы финно–угорских народов в нашем столетии определили три этнодемографические катастрофы:
– I мировая война и последовавшие годы голода;
– II мировая война, когда десятки тысяч мужчин погибли на фронте, в тылу же господствовал голод;
– сталинские репрессии и годы застоя.

Периоды 1939–1959 и 1970–1979 оказали на судьбу финно–угорских народов одинаково негативное влияние, поскольку начала активно воздействовать разбросанность ареалов их расселения, которой сопутствует, как правило, ассимиляция. Например, мордовский языковой ареал раздроблен на островки, треть марийцев и большая часть удмуртов проживают за пределами своей национальной административной территории. В Ханты–Мансийском национальном округе еще в 60–е годы представители коренной национальности составляли 30% населения, в 1979 году только 1,5%. Ассимиляция способствует урбанизации. Пустеют, вымирают деревни, в городах коренная национальность быстро растворяется в среде русскоязычного населения. Есть оставленные людьми деревни и в Коми крае, постоянно растет количество тех коми, которые уже не считают коми язык родным для себя. В связи с этим беспокойство по поводу судьбы коми языка и коми культуры вполне обоснованно. Это беспокойство объединяет все малые народы Советского Союза. Разница лишь в том, насколько тот или иной народ осознает свое положение и в какой мере способен за себя постоять.

С этих позиций следует оценивать и то, что происходит в Эстонии. Именно инстинкт самосохранения послужил для эстонцев импульсом к действиям. Перед глазами пример близкородственных нам народов – води и ливов, которые отсутствуют в перечне народов Советского Союза. Мы наблюдаем, как и у более многочисленных, чем наш, народов падал престиж родного языка и тормозилось развитие национальной культуры. Видим мы и то, что происходит в последние десятилетия в Эстонии. Возникла угроза экологической катастрофы, которая превратилась бы в реальность, если бы соответствующее союзное Министерство приступило к запланированной добыче осфоритов. В результате экстенсивного развития промышленности и завоза рабочей силы из других регионов страны удельный вес эстонцев в населении республики неуклонно уменьшается. В годы Великой Отечественной войны Эстония потеряла 24% своего населения, но по составу осталась гомогенной: в 1945 году эстонцы составляли 98,1% населения республики. Теперь, всего через одно поколение, – менее 60%. В городах Северо–Восточной Эстонии проживает лишь около 5% эстонцев. В Таллинне живет треть населения Эстонии, но эстонцы здесь уже в меньшинстве. Из многих жизненных сфер эстонский язык практически вытеснен. Когда же утрачивается язык, исчезает и национальная культура – а это реальная угроза существованию народа. Мы не хотим быть стертыми с карты Земли. Мы хотим сохраниться как нация.

Существование народа обеспечивается социально–правовыми, социально–экономическими и социально–культурными гарантиями. Если один из трех компонентов не функционирует, не обеспечено и сохранение нации. В Эстонии проводится работа во имя достижения этих условий. При постановке проблем ведущая роль принадлежала творческой интеллигенции, теперь активизировались специалисты соответствующих отраслей, которые готовят образовательную, хозяйственную и правовую реформы.

Институт языка и литературы счел своим долгом выступить за сохранение эстонского языка, а также других национальных языков. Сотрудники института активно участвовали в разработке и редактировании проекта Закона о языке. Поскольку текст юридического документа не для всех оказался легко понятным, наши сотрудники посетили многие коллективы, где объяснили содержание проекта. Принятый в качестве закона документ, действительно, не является дискриминирующим в отношении других языков и наций (как это иногда звучит во всесоюзной прессе), но он призван юридически гарантировать сохранение эстонского языка на этом малюсеньком клочке территории Советского Союза.

Мы хотим сохранить свой родной язык, а также поддерживаем все другие народы, для которых дороги свой язык и своя национальность. В Эстонии созданы национальные общества и объединения, для детей организуются воскресные школы, где они получают систематические знания по родному языку и национальной культуре. Мы – против слияния народов. Каждый народ – это уникум, уничтожение любого языка – это невосполнимая утрата.

Исходя из этого, финно–угроведы Института направили свои предложения пленуму ЦК КПСС по национальному вопросу. Предварительные сведения о ходе подготовки к пленуму позволяют надеяться, что аспекты обсуждения нацелены на поддержку развития разных культур. Однако сторонники ассимилятивной политики не хотят сдавать позиции. Именно это доказывают "Рекомендации по двуязычию и многоязычию..." выездной сессии Отделения литературы и языка АН СССР в ноябре 1988 г. в Ташкенте. Казалось бы, в наши дни подобные решения просто невозможны. Они недвусмысленно преследуют только одну цель – ускорение ассимиляции наций и языков СССР.

Многие положения Рекомендации противоречивы, и наш институт выражал свою неудовлетворенность им. Требование в конституциях национальных республик обязательно указать роль русского языка как средство межнационального общения несостоятельно с юридической точки зрения, так как установление языка межреспубликанского общения не входит в компетенцию конституционного законодательства национальных республик. Ввиду специфики языковой ситуации в отдельных республиках программы языковых отношений могут быть успешно разработаны лишь специалистами научных учреждений соответствующих республик.

Необходимо избегать принятия таких всесоюзных решений, которые задевают интересы народов и препятствуют их развитию.

Однако роль государства не надо и переоценивать. Государственные институты должны поддерживать народ в его собственном стремлении к самосохранению. Импульс же должен исходить от самого народа. Это доказали, например, саамы Финляндии за пару последних десятилетий, когда рост их национального самосознания сделал огромный скачок. Повышение самосознания родилось из объединения людей в общества по интересам. Совместная деятельность сплотила, выделила лидеров, которые собрали народ уже в более крупные организации. Государство отнеслось к этому толерантно, поддержало совместную деятельность и рост национальных чувств. Сегодня саамы Финляндии представляют собой сильную и развивающую свою культуру национальную группу, которая способна оказать поддержку своим соплеменникам на Кольском полуострове.

За последний год различные общества рождаются и в Эстонии. Опыт есть: в 1920 в Эстонии существовало более двух тысяч различных обществ и союзов. Они объединяют людей не только по национальностям, но и по профессиям и по интересам. Например, недавно создано эстонско–саамское общество, которое провело уже в Таллинне дамские дни, пригласив на них саамов из Финляндии и с Кольского полуострова. К сожалению, Кольские саамы, особенно молодые, своего родного языка почти не знают. Если народ выродился до такого состояния – сможет ли он подняться? Мы считаем, что несмотря на любое состояние ни один народ нельзя сбрасывать со счета. Мы, как более сильные, должны помочь найти себя тем, кто малочисленнее и слабее.

Такими идеями руководствуются создатели т.н. финно–угорского общества в Эстонии. Эстонцы, желающие помочь малым народам в их естественном стремлении сохранить себя, также более активные представители других финно–угорских народов, должны сплотиться, объединить свои усилия и способности.

Все малые народы на этой земле объединяет одно: великим народам мы не нужны. Однако великим народам нужны земли под нашими ногами, наши леса, энергия наших рек. Мы должны сами постоять за себя.

 

См. также др.статьи в разделе Этнография.