Жилище в традиционной народной семантике

Продолжение статьи Традиционная народная семантика

Источник: "Семантика традиционной деревенской среды у народов Коми". Н.М.Теребихин, В.А.Семенов. В сб. Традиции и современность в культуре сельского населения Коми АССР. Коми филиал АН СССР, Сыктывкар, 1986.

*   *   *

Если негативное человеческое поведение связано с отрицательными свойствами определенного пространства, то нормальное поведение индивида реализуется в локусах, наделенных положительным смыслом. К числу таковых относится прежде всего жилище, которое являлось одним из важнейших элементов деревенской среды. В то же время далеко не каждое жилище наделялось положительной семантикой, а лишь такое, которое было правильно построено (не столько с технологической, сколько с ритуальной точки зрения). Поэтому для раскрытия семантики жилища большой интерес представляет анализ строительной обрядности. Цикл строительных обрядов у народов коми распадался на три больших группы, которые соответствовали основным этапам сооружения жилища. К первой группе относятся обряды, которые условно можно назвать ритуалами «нулевого цикла». Основная функция этих обрядов заключалась в определении наиболее благоприятных условий для строительства дома. В эту группу входят ритуальные действия, связанные с выбором материала (деревьев), времени и места для строительства. Указанные процедуры выбора определялись не только утилитарными соображениями, но и мотивами ритуально-мифологического характера, что нашло отражение в целой серии запретов и ограничений, которые накладывались на материал, время и место для строительства.



с. Придаш.

Так, в частности, не все деревья, потенциально пригодные для строительства по своим естественным свойствам, могли быть использованы для сруба нового дома40. У народов коми существовал запрет рубить на постройку дома деревья с наростами, с двумя вершинами, так как, по народным представлениям, оно имело две души и могло принести несчастье. Избегали так же брать деревья, от ствола которых рос вверх под острым углом толстый сук, или деревья, начавшие сохнуть, чтобы не болели и не сохли те, кто будет жить в доме, срубленном из таких деревьев41.

Запретными для строительства являлись также те деревья, которые «завились против солнца»42, так как движение против солнца считалось универсальным знаком принадлежности к иному, «нечистому» и потому опасному миру (см. также обряды жизненного цикла).

Наряду с деревьями, наделенными отрицательными значениями, в символической классификации у народов коми отмечены также деревья, которым приписывались положительные, благоприятные свойства. К ним относятся так называемые «деревья-двойники» человека, такое дерево, будучи срублено, обладает чудодейственной силой»43. Дерево-двойник составляет символическую основу сруба, обеспечивая благополучие и процветание жильцов нового дома. Интересно в этой связи отметить, что в свадебной обрядности коми-зырян сваты объясняют цель своего прихода намерением унести лучшее дерево из красного угла44, которое, на наш взгляд, и может быть соотнесено с деревом-двойником. У народов коми существовали и особые специалисты — знатоки символической классификации деревьев, которые руководили обрядовыми процедурами выбора материала для строительства45. Такие специалисты могли по срубленным бревнам предсказать судьбу самого нового дома и его обитателей46. По представлениям народов коми, игнорирование предсказаний приводило к пожарам, болезням и т. д.47.

Вторым важным моментом, определяющим нормальное функционирование дома, являлся правильный, с ритуальной точки зрения выбор времени для начала строительства. У коми-пермяков он осуществлялся с помощью специального гадания, называвшегося «зарон»48, которое проводилось в два этапа. На первом этапе определялось время для проведения самого обряда, который в случае получения негативного ответа откладывался на целый год. На втором этапе ответ определялся по степени сохранности и направлению падения трех деревьев, срубленных первыми. При отрицательном исходе гадания строительство откладывалось на неопределенный срок.

Третья группа обрядов «нулевого цикла» была связана с выбором места для строительства. Наиболее благоприятным считалось место, на котором располагался прежний дом49. В этих представлениях нельзя не видеть отражения более общей идеи о единственности и сакральности того места, где только дом и может быть построен. Именно это место было освящено культом родового очага и авторитетом предков. О запретах же строить дома на дорогах «мертвых» мы уже писали выше. Место для нового дома на неосвоенном месте выбиралось также с помощью гадания, гаданием же определялось и местоположение красного угла. Отличительной особенностью коми народных обрядов гадания при выборе места нового дома являлось участие предсказателей-знахарей, которые руководили проведением ритуала.

Если важнейшая функция обрядов «нулевого цикла» заключалась в определении наиболее благоприятных условий, то собственно строительная обрядность отражала последовательность основных технологических операций по строительству дома.

В строительной обрядности народов коми закладка сруба сопровождалась ритуальной «борьбой» между хозяином строящегося дома и плотниками, наделенными, но древним представлениям, колдовскими способностями.

Важнейшим обрядовым моментом при закладке сруба у народов коми являлась «строительная жертва». В коми фольклоре отмечены представления о необходимости человеческих жертвоприношений при закладке сруба50.

*   *   *

В реальной же обрядовой практике набор жертвенных символов включал в себя: монеты, шерсть, зерно, траву, осиное гнездо, крыло рябчика или утки51. Весь этот набор обладает устойчивой и универсальной семантикой плодородия, богатства, благополучия. Однако не исключено, что набор жертвенных символов отражает и определенные космогонические представления народов коми. «Тем самым строительство дома становится в один ряд с другими событиями космогенеза, дублируя основную схему строительства мира, его элементов из тела жертвы»52.

Вторым важным моментом строительства нового дома являлась укладка потолочной балки - матицы, с которой у коми связаны многочисленные поверья. Особенно обращает на себя внимание поверье, что по матице нельзя стучать топором, так как это вызовет ссоры в семье53. Ф.В.Плесовский, исходя из анализа функций матицы в свадебной обрядности коми-зырян, пришел даже к выводу, что она является местопребыванием домашнего божества54.

Сакральное восприятие матицы отразилось и в обрядах, сопровождающих ее поднятие55. Суть этих обрядов сводилась к тому, что перед укладкой матицы к ней привязывали рыбный пирог, завернутый в шубу. После же поднятия один из строителей поднимался по красному углу на верхний венец сруба, совершая по нему обход дома, после чего, отвязав пирог, спускался на землю. Обряд завершался трапезой, знаменовавшей окончание второго этапа строительства.

В обрядах поднятия матицы обращает на себя внимание ряд моментов: установка в красном углу елки, обход плотником черепного венца (обязательно «посолонь»), добывание рыбного пирога, привязанного к матице. По убедительному предположению А.К.Байбурина, отмеченные моменты являются необходимой составной частью ритуала, «воспроизводившего сюжет сотворения мира» и совершающегося у «мирового дерева»56.

При этом в роли мирового дерева выступает не только елка, устанавливаемая в красном углу, но и сама матица57.

Использование рыбного пирога в качестве жертвенной пищи является важнейшим отличительным признаком обрядов, совершавшихся при укладке матицы у народов коми.

Рыбный пирог в том же качестве присутствует и на третьем, завершающем этапе строительства нового дома — во время установки князевого бревна.

Как уже отмечалось выше, новый дом был «нечистым», а поэтому опасным для человека пространством, нейтрализовать опасную семантику которого можно было лишь специальными обрядами перехода. Традиционные представления о фатальной неизбежности смерти кого-либо из жильцов нового дома в момент перехода обусловили появление в системе действующих лиц обряда перехода особых заместителей — ритуальных двойников человека, искупающих своею смертью его благополучие.

*   *   *

Переход в новый дом включал в себя и некоторые ограничения временного и социального характера. Переселение должно было совершаться обязательно ночью и обязательно в полнолуние. Вторым важным условием перехода в новый дом у народов коми являлось сохранение его социальных связей со старым жилищем, в котором обязательно должна оставаться часть разделившейся семьи. Нарушение правил перехода лишало виновных покровительства и защиты предков58.

Указанное условие, по нашему мнению, связано с общей идеей обряда перехода, суть которого сводится к тому, чтобы наделить новый дом семантикой «старого» дома, «где жили деды и где обитают души предков». Другими словами, «старый» дом должен в явном или в «снятом» виде принимать участие в обрядах перехода, обеспечивая «преемственность между старым и новым очагом»59. Жесткая связь старого дома с новым порождала и соответствующую организацию обрядов перехода, активными участниками которых являлись члены семьи, остававшиеся в старом доме. Тем самым в обрядность перехода вводился некоторый сюжет, основанный на противопоставлении новоселов и старожилов. Отношения между ними строились на принципах символической «борьбы», «враждебности», «соперничества». Не случайно, что В.М.Янович, характеризуя отношения между старожилами и новоселами, употребляет определение «противники»60. Являясь, в конечном счете, отражением комплекса представлений о сакральности родового очага как символа и залога монолитности родственной группы, элементы враждебности в определенной степени «заданы» самим сюжетом обряда перехода, воспроизводившим мифологический прецедент добывания-похищения огня у его первоначального хранителя.

Функцию «похитителей» в этом ритуале исполняют новоселы. Хранителем же очага и других сакральных ценностей, воплощающих сущность «старого» дома, выступают старожилы, которые, демонстрируя свое враждебное отношение к «похитителям», пытаются помешать растопить печь в новом доме, переодеваются в «нечистую» одежду ряженых61. Тем самым бывшее «свое» пространство старого дома превращается для новоселов в «чужое», «враждебное».

Враждебность и соперничество, характеризующие отношения между старожилами и новоселами, типологически соответствуют «воинственному» настроению «партий» жениха и невесты в свадебной обрядности народов коми, что объясняется общностью тех мифологических представлений, что лежат в их основе62.

Собственно переселение не исчерпывало всего многообразия обрядовых церемоний, освящавших новое жилье. Важное место в процессе его социализации у народов коми отводилось новоселью, которое являлось своеобразным примирительным ритуалом, восстанавливающим нарушенное вместе с «похищением» огня родовое единство.

*   *   *

В данной статье мы рассмотрели далеко не все аспекты семантики деревенской среды. За пределами исследования остались многие важные элементы культурного и природного окружения человека.

Однако уже приведенные данные раскрывают значимую роль семантики деревенской среды в формировании и воспроизводстве этнических стереотипов поведения, за которыми скрывается и одно из условий формирования этнического самосознания коми.

См. продолжение.