Заключение | Латвия в жизни Каллистрата Жакова

Продолжение статьи "Латвия в жизни Каллистрата Жакова",
автор Светлана Ковальчук, г. Рига.

Каллистрат Жаков

Через год после кончины Жакова в январе 1927 года прошел вечер памяти, еще через два года благодаря стараниям Э.Гросвальда и М.Заринь вышел сборник его небольших статей. Шли годы, имя Каллистрата Фалалеевича стало забываться – не прижились его философские идеи на латвийской почве.

Оживить, тем более развить и продолжить идеи лимитивной философии, не смог никто – ни в ком из последователей Жакова не было уже такой степени личного обаяния, недюжинного темперамента, никому не доставало такого объема и глубины знаний, силы художественного воображения.

Во второй половине 20 века имя Жакова в Латвии было достоянием, увы, очень узкого круга его неминуемо старевших почитателей, немногих специалистов. В ответ на предложение правительства автономной республики Коми, профессора Анатолия Микушева, Любови Жаковой (дочери сына Вадима) Райда Каллистратовна Тимука в декабре 1990 году дала согласие на перезахоронение праха отца.

См. Акт от 10 дек. 1990 года об эксгумации останков К.Жакова и Санитарное разрешение о транспортировке праха К.Жакова в Сыктывкар.

Это было действительно правильным решением. Тем самым профессор Жаков вернулся на родину, к своему народу, в контекст зырянской культуры, в лоно им так любимой суровой северной земли.

Райда Каллистратовна в то время была уже серьезно больна. При эксгумации гроба покойного на рижском Покровском кладбище присутствовали, сопровождали прах на родину, участвовали в Сыктывкаре в многочисленных встречах и, наконец, принимали участие в третьих похоронах: дочь Райды Каллистратовны – Райда и Мара Приеде – младшая дочь Алиды Каролины.

Благодаря госпоже Маре, любезно предоставившей в мое распоряжение свой дневник и газеты, я смогла узнать подробности событий декабря 1990 года, подробности того, как «маленький герой большой сказки мира», как любил именовать себя сам Жаков, вернулся к себе домой38.