Д.Батиев. К вопросу об объединении всего народа коми, 1924.

Вот уже в течение трех лет решается вопрос о присоединении Пермяков и Вятских Зырян к Коми Автономной Области. За это время три раза Съезды Советов и Партконференции Коми Области высказывались о присоединении этих Коми; имеются постановления многих волостей Пермяцкого края об образовании всеобщей Коми — Зырянской и Пермяцкой — административной единицы. Но... вопрос этот остается пока еще открытым.

Чтобы составить себе представление об основаниях и необходимости такого объединения разрозненных групп одного и того же народа, бросим хотя бы беглый взгляд на прошлое народа Коми.

История говорит, что еще в XV-ом столетии существовал народ, известный под названием Перми, заселявший пространства Северо-Востока Европы. Позднее жителей северных пределов Перми русские стали называть Зырянами, а южных ее районов — Пермянами или Пермяками, т.е. оставлено за ними общее более древнее название; между тем, как Зыряне, так и Пермяки, до сих пор называют себя Коми. Впоследствии и в отношении административной подчиненности Пермь-Коми были раздроблены между отдельными губерниями царской России: между Пермской, к которой были присоединены Пермяки, Вятской с включением Вятских Зырян, Вологодской с включением в нее Вологодских Зырян и Архангельской губернии, в которую вошли Печорцы-Ижемцы и Архангельские Зыряне.

Как разные названия, придаваемые в разных местностях одному и тому же Коми народу, так и раздробление и присоединение его по мелким частям к административным единицам с абсолютным большинством русского населения, — дело русского великодержавного шовинизма. Его стремления к поглощению мелких национальностей, к претворению их в одно целое путем обрусения, в отношении Коми, однако, оказались напрасными. Коми народ, как нация, не исчез, — он повсюду сохранил свои бытовые, экономические и языковые особенности до сего времени.

Великая Октябрьская Революция даровала самоопределение народов. В результате этого самоопределения — образование Автономной Коми (Зырянской) Области.

Эта административно и экономически самоостоятельная единица объединила Зырян Вологодской (собственно, Северодвинской) и Архангельской губерний, т.е. только часть Пермского-Коми народа; другая же его часть осталась за пределами Области, — это Пермяки и Зыряне Пермской и Вятской губерний.

На чем же основано такое половинчатое разрешение Коми национального вопроса в условиях завоеваний Октябрьской Революции? На благоприятное разрешение его, разрешение в духе постановлений X-го и XII-го Всесоюзных Съездов Коммунистической Партии, не оказывают ли влияние притаившиеся, еще окончательно не изжитые, по крайней мере, в самой yашей Области, традиции противореволюционного великодержавного шовинизма?!.. Чем же иным можно объяснить заминку в осуществлении жизненно необходимого объединения народа Коми и остановку в этом направлении на полпути?..

Отклонять справедливое требование объединения нашей народности — нет оснований, да их и не должно быть. Полный подъем культуры и социалистического хозяйственного строительства во всех областях определенной нации возможен только при ее объединении. В данном случае часть народа, выделенная в Автономную Область, несомненно, будет иметь неуклонное прогрессивное движение, хотя и не в той мере, как при объединении всего народа; часть же того же народа, не вошедшая в Автономию, находясь под чуждым по языку и другим национальным особенностям влиянием, бесспорно, будет лишена своего естественного национального развития и тем дольше не достигнет, не пожнет дарованных народам Октябрьской Революцией плодов.

Трудно себе представить, что бы представляла теперешняя Коми Область без выделения ее из состава, скажем, Северодвинской губернии в самостоятельную административно-экономическую единицу. С уверенностью можно сказать, что культурно-экономический прогресс края, сдвиг его народа с застоя до революционного времени, при вхождении его в состав с чуждым по быту, языку и культуре и численно превосходящим населением губернии, вряд ли за столь короткий срок существования Коми Автономии был бы сколько-нибудь заметен, — это в лучшем случае.

цветы и дипломД.А.Батиев с родными

Картина действительности, однако, для Зырянского края, административно и экономически присоединенного к губернии с населением другой нации, могла оказаться еще печальнее. Положение его в этом случае могло бы стать вполне аналогичным с современным положением Пермяков, раздробленных на части и присоединенных к двум смежным губерниям — Пермской и Вятской, с преобладанием в них населения другой национальности.

Безусловно, освещение культурно-экономического состояния Пермяцкого края само по себе представляет для нас большой интерес, но под только что отмеченным углом зрения оно приобретает глубоко поучительное, резко показательное значение в разрешении вопроса о присоединении вообще всех Коми к образованной уже Автономной их Области.

Скудность сведений о Коми-Пермяцком крае не дает нам пока возможности остановиться на нем более подробно, охватить его более широко; но для иллюстрации проводимой нами мысли достаточно ограничиться данными кратких обследований зтого края, произведенных в конце истекшего года Я.А.Кривощековым и Н.С.Кузнецовым. На этих-то данных и позволим себе несколько остановиться, передавая их так, как сообщают помянутые товарищи.

Нелишне отметить, что указанные авторы, произведя обследование края независимо один от другого и в разное время, в своих сообщениях в один голос свидетельствуют о тяжелых условиях жизни Пермяков.

Общее количество населения в Пермяцком крае определяется, приблизительно, в 175000 человек.

Как указывали выше, еще при царизме край был искусственно раздроблен между Пермской и Вятской губерниями; причем в первую вошли: Кудымкарский край — в состав Усольского ее уезда и Косинский район — в состав Чердынского уезда; к Вятской же губернии отошли: Кайский край, вошедший в Слободской ее уезд, и Зюздинский край, вошедший в Глазовский уезд и с 1919 года перечисленный в Омутнинский уезд. В данное время при районировании Уральской Области Кайский и Зюздинский края оставлены опять же в пределах Вятской губернии, хотя экономически они связаны с Верхне-Камским округом нынешней Уральской Области и к Вятской губернии совершенно не тяготеют; волости же с Коми-Пермяцким населением, оставшиеся в пределах Уральской Области, одни — в меньшем числе — отведены к Пермскому округу, а остальные — в большем числе — присоединены к Верхне-Камскому округу, с центром в гор. Усолье, с которым край опять же общего ничего не имеет. Насколько для нас понятно пренебрежительное отношение царского правительства к национальным и экономическим интересам населения, настолько становится непонятным несоблюдение этих интересов в условиях жизни, предоставленных народам Великим Октябрем!..

Войны империалистическая и гражданская и голод 1921 года нанесли тяжелый удар по хозяйственному состоянию края. За истекшие последние два—три года сельское хозяйство края не улучшилось. Если в голодный 1921 год оставалось в 25-ти волостях края лошадей 40.195 голов и коров 49.550 голов, то к концу прошлого (1923-го) года эти цифры сократились еще на 50%. Можно полагать на основании этого, что и в других отраслях хозяйства благосостояние края не поддалось вперед.

Такое явление при недостаточных заработках на месте, естественно, должно было поставить население для пополнения своих жизненных нужд перед необходимостью продажи за бесценок остатков своего состояния. Следствием этого было то, что Пермяцкий край явился ареной жестокой спекуляции: тогда как лошадь в крае скупалась за 2.000—3.000 рублей совдензнаками образца 1923 года, в ближайших рыночных русских селах она продавалась уже по 10.000—12.000 рублей теми же дензнаками; точно также значительно понизились здесь в цене и продукты сельского хозяйства, — так, например, хлеб продавался по 50 и немного более копеек за пуд; низка была и расценка пушнины, так, белка агентами Пермторга и Пермским отделением "Хлебопродукта" скупалась по 11—12 червонных копеек, а спекулянтами, как представлявшими более подходящий и нужный для населения товар на обмен, еще дешевле. Конечно, такая распродажа в конечном итоге вела еще к большему обеднению населения и ставила непреодолимое препятствие к поднятию его расстроенного хозяйства.

Экономические возможности края, между тем, достаточны. Хлебопашество, при некоторых улучшениях в его ведении, может дать большие избытки. Благодаря довольно развитому скотоводству, возможно заготовлять кожи и продукты скотоводства. Лес, покрывающий значительную часть (около 80%) площади края, при наличии в нем многочисленных рек и речек, прорезывающих край почти во всех направлениях и стекающих в общий Камский бассейн, представляет широкую возможность развития лесозаготовительного дела. В этих же лесах может вестись и охота как на зверя, так и на дичь. Довольно развиты в крае и кустарные промыслы, как-то: слесарное, кузнечное, столярное, кожевенное и др. Таким образом, хлеб, кожи, лес, пушнина и проч. могут явиться здесь предметом довольно значительных заготовок, и тем, конечно, можно улучшить общее благосостояние Пермяцкого населения.

В отношении народного просвещения положение в крае еще печальнее, — это в то время, когда Коми-Пермяцкий народ проснулся и рвется к свету. Несмотря на то, что 95% населения не знает русского языка, преподавание во всех школах края ведется на чуждом для детей русском языке. Все школьные учебники и пособия — русские, коми книг не имеется. К этому следует добавить, что школьная сеть края сокращена более, чем в два раза. Такая постановка дела отодвигает, конечно, на неопределенно долгое время приближение к населению завоеваний Октябрьской Революции.

В объяснение данных явлений можно допустить только то, что в волостях края работники не входят в нужды местного населения, мало знакомы с условиями быта Коми, не знают и не желают знать их языка...

Теперь остановимся несколько на связи, на путях сообщения, между нынешней Коми Областью и Пермяцким краем.

Связь Верхней Камы и Пермяцкого края, по крайней мере, с Печорой, входящей теперь в состав Коми Области, существовала издавна; в последние годы она хотя и была прервана, может всегда восстановиться вновь.

В прошлом столетии и настоящем до 1918 года Чердынские купцы доставляли хлеб, соль, разную крупу, мануфактуру, железо и другие товары на Печору по реке Каме и ее притокам. Хлеб, а частью и товары, закупались на пристанях Камы — в Чердыни, Усолье, Пожве, Перми, Елабуге и др. пунктах; на пароходах эти грузы направлялись вверх по Каме и далее по Вишере-Камской, Колве, Вишерке, Чусовскому озеру и Березовке до пристани Усть-Елозки, оттуда зимой гужом, по волоку в 44 версты, доставлялись на Якшинскую пристань на р. Печоре, а из Якши развозились вниз по р. Печоре и ее притокам (как Ижма) вплоть до побережья Ледовитого океана. Движение грузов этим путем занимало времени около полутора лет: в декабре покупали, допустим, хлеб на пристанях Камы и ранней весной доставляли до Усть-Еповки, там он лежал до зимы, зимою гужом перевозился на Якшу, а весной развозился по всей Печоре.

Лет 20 тому назад построен новый тракт от Корепина на Колве через дер. Петрецово на Якшу. Собственно, от Корепина до Петрецова дорога существовала много пет раньше, построен был лишь вновь участок от Петрецова до Якши, расстоянием в 66 верст. Этим трактом намного ускорилась доставка грузов: так, например, в марте закупали товар, а весной он уже был на Печоре. Однако, этот путь служил для переброски с бассейна Камы в бассейн Печоры (на Якшу) более ценного груза, тяжеловесные же грузы до последнего времени шли по первому варианту.

Третий путь — это Ксенофонтовский тракт, протяжением в 173 версты. Он идет от Устьнема на Вычегде через дер. Ксенофонтово на Чердынь (Устьнем — Ксенофонтово = 103 версты и Ксенофонтово -Чердынь = 70 верст).

Есть еще связь через Екатерининский канал: Вычегда, Северная Кельтма, Екатерининский канал, Южная Кельтма, Бондюга и Кама. Этим путем можно и теперь проехать весною на буксирных пароходах, необходимо только для постоянного движения прочистить русло канала.

Нелишне отметить и зимнюю дорогу, идущую с Верхней Сысолы от с. Койгород-ка через дер. Кобру в Кайский район и далее в Пермяцкий край.

Гужевая переброска грузов через Камско-Печорский водораздел ведется здесь издавна населением бассейнов рек Колвы, Березовки и верховьев Печоры. В этом районе расположено шесть волостей, с населением более 10.000 человек, — так что переброску грузов за зиму, в количестве до одного миллиона пудов, можно считать вполне обеспеченной.

Связь указанных путей с Пермяцким краем такова: от пристани на Каме Пожвы до ближайших селений с Пермяцким населением всего верст 40: имеется хороший тракт от Пожвы до Кудымкара, протяжением около 90 верст; кроме этого тракта, почти через весь Пермяцкий край протекает сплавная река Иньва, впадающая в Каму. Коми же Область этими путями, как видим, соединяется с обоими своими главнейшими, основными бассейнами — и Печорским и Вычегодским.

В отношении связи экономической привлекает к себе внимание, прежде всего, вопрос о снабжении Печорского края хлебом.

Есть основания полагать, что излишков хлеба в Пермяцком крае можно считать, в среднем, 300.000 пудов; это количество вполне достаточно для населения Печоры, численностью около 30.000 человек (по 10 пудов на человека в год). Следовательно, Пермяки могут прокормить весь Ижмо-Печорский край.

Мало того, доставка хлеба из Пермяцкого края на Печору прямым путем, в сравнении с доставкой его туда через Архангельск морем (Ледовитый океан), оказывается явно выгодной. Возьмем место закупки хлеба пристань Пожву, как ближайший пункт к Пермяцкому краю. Доставка груза от Пожвы до Усть-Еловки водою в довоенное время обходилась не более 10 коп. за пуд, от Усть-Еловки до Якши гужом — максимум 10 коп. и от Якши до любой пристани на Печоре — около 5 коп. с пуда (собственно, 50 коп. с 9-ти пудового куля), — так что весь фрахт одного пуда хлеба выразится в 25 коп.; между тем, доставка его от Вятки до Котласа обходилась в 20 коп., от Котласа до Архангельска — около 10 коп., от Архангельска до устья р. Печоры — около 20 коп. и далее до места назначения, вверх по Печоре и ее притокам, — по 5 коп., — что в общем составляло около 55 коп. с одного пуда.

Еще сравнительно дешево обходился сибирский хлеб, доставляемый через Ляпино по дороге, проложенной Сибиряковым. Провоз одного пуда хлеба этим путем обходился в те же 55 коп. (с Иртыша по Оби до Ляпина — 25 коп., от Ляпина через Урап до Шугора, на расстояние 180 верст, — 25 коп. и, наконец, развозка по р. Печора — 5 коп., — всего 55 коп.). Вся выгода доставки по Ляпинской дороге сибирского хлеба обусловлена была его дешевизной на месте производства: коль скоро цена на хлеб в Сибири повысилась, то доставка его по этому пути оказалась невыгодной и перевес остался на стороне Якшинского пути, почему Сибиряков и вынужден бып отказаться от дальнейшей доставки хлеба открытым им путем.

Вопрос о путях сообщения приобретает особую важность именно теперь, когда хлеб на Печоре стоит 3 и 3 1/2 рубля за пуд; между тем, в Кудымкарском районе стоит он всего 50 коп. за пуд. При вышеуказанных фрахтах стоимость хлеба на Печоре можно понизить против существующих цен почти в два раза... При потреблении Печорским краем ежегодно около 300.000 пудов хлеба это даст экономию в размере 525.000 рублей золотом...

Жизненность связи диктуется и тем, что самый дешевый хлеб для Печоры можно достать только от Пермяков. Уплачивая же более высокую, а не спекулятивно низкую, цену за хлеб Пермякам, мы тем будем способствовать большей продуктивности их сельского хозяйства, а переброскою грузов дадим заработок населению Верхне-Печорско — Верхне-Камского района.

Равным образом, этим же путем могли бы идти из Печорского края рыба, пушнина, дичь и проч. как в обмен за получаемый хлеб, так и для сбыта на рынках.

Таковы в общем географические и экономические условия связи Пермяцкого края с Коми Областью в данное время. Когда будут устранены все недоразумения к объединению Коми-Пермяков и Зырян, когда взаимная экономическая поддержка отдельных районов данного объединения станет неотложной задачей, тогда, безусловно, будут изысканы и найдутся новые пути более близкого контакта разрозненных пока частей народа Коми.

Все изложенное достаточно ярко говорит о необходимости объединения всего Пермяцкого населения Пермской и Вятской губерний в отдельную административно-хозяйственную единицу, сгруппировав его, скажем, вокруг культурно-экономического центра края — с. Кудымкар, и необходимости включения всего этого Пермяцкого объединения в Автономную Коми Область в виде округа.

Объединение всего народа Коми вызывается самой жизнью, а потому неизбежно! Все временные, вызываемые больше недомыслием, недооценкою данного вопроса, препятствия устранятся!

Все Коми должны быть в одном своем административно-хозяйственном объединении!

Автор статьи Д.Батиев, председатель Общества Изучения Коми края. Опубликовано в "Коми Му - Зырянский край", #4-5, 1924. Здесь с незначительными сокращениями. См. также: Справка НКВД о контрреволюционной организации в Коми АССР, июль 1938.