Судьба Алиды Приеде и её детей

Продолжение статьи "Латвия в жизни Каллистрата Жакова",
автор Светлана Ковальчук, г. Рига.

Раньше всех ушла из окружения К.Ф.Жакова ушла в иной мир его третья супруга – Алида Каролина Приеде–Жакова, оставив после себя пятерых детей. В июле 1941 года она умерла от неизлечимой болезни в стенах больницы Пауля Страдыня, от такой же болезни скончался и Жаков. Старшие дочери Райда и Елена похоронили ее на рижском Покровском кладбище неподалеку от могилы их отца.

В архиве сохранились заявление и временные паспорта Алиды Приеде. В скупых паспортных сведениях значилась дата ее рождения 18 января 1893 года, а местом рождения – волость Кагеру (или Кагаерви), хутор Ланес (сейчас это некогда Лифляндская территория относится к Эстонии). О семье Алиды Каролины известно немного. Она очень сдержанно, с большой горечью вспоминала родительский дом, рассказывая старшим дочерям некоторые подробности ее роковой любви к Каллистрату Фалалеевичу. Известно, что семья была крепкой, зажиточной. В семье родителей равно одинаково знали латышский и эстонский языки. Алида окончила гимназию. Она владела к тому же русским и немецким языками, позже выучила польский, чешский. Возможно, родители видели в ней достойную наследницу строгих патриархальных и национальных традиций. Быть может, намечался выгодный, по мнению Яниса Приеде – отца Алиды, брак.

Так или иначе, чаяния родителей были перечеркнуты: Алида Каролина, прочитав биографический роман Жакова «Сквозь строй жизни», настолько увлеклась личностью автора, что это подвинуло ее отправиться в Петербург. Осенью 1916 года она оказалась среди студентов Психоневрологического института с желанием слышать и видеть своего кумира. Несомненно, Алиде – натуре цельной, сильной, целеустремленной – были присущи такие черты характера как порывистость, неуемность чувств. Но где же пролегает та хрупкая, почти невидимая грань, между целеустремленностью, настойчивостью, упрямством и эгоцентризмом? Вот строки из письма внучки философа по линии второго брака Любови Вадимовны Жаковой: «Отец был против решения дочери Алиды и отказал ей в материальной поддержке для жизни в Петрограде. Профессор Жаков занимал в то время выборный пост заведующего студентами, он пришел ей на помощь и предложил место домашней учительницы к своим детям. Банальный треугольник, семья разбилась»34.

Когда в конце мая 1917 года Алида Каролина представила отцу своего избранника – пятидесятилетнего бородатого профессора из Петербурга, то в родительском благословлении на брак ей было категорически отказано. Но Алида Каролина слушала только себя и свое сердце. Как долго продолжался брачный союз Каллистрата Фалалеевича и Алиды Каролины, почему распалась их семья? Где и когда они были повенчаны, перешла ли невеста в православие, или их брак был просто зарегистрирован в соответствующем светском учреждении? Возраст ли, национальность ли Жакова послужили причиной решительного, категорического разрыва Алиды с ее родителями? Почему семья Алиды даже после разрыва с Жаковым отторгла ее с двумя малютками на руках, отказав в поддержке? Неужели, ее «преступление» против семьи, воли родителей не могло подлежать обжалованию35? Вопросы, на которые сейчас никто не ответит. Да и сама Алида Каролина весьма сдержанно посвящала старших дочерей Райду и Елену в подробности своей судьбы.


Алида Приеде, дочери Райда и Елена, 1924.

Как следует из архивных документов (об этом было уже написано выше), летом 1922 года Э.Э.Барон посетил Алиду Каролину, жившую в Эстонии. Он держал Алиду в поле своего внимание, не отпускал ее при жизни Жакова, да и после его кончины. Об этом красноречиво свидетельствует следующее письмо из Риги Каллистрата Фалалеевича от 15 января 1924 года. «Дорогая Алида! Двух вещей не делай. 1. Не продавай земли. 2. Не верь Эрнесту Барону. Он обманывает всегда. Целую детей моих дорогих: Райду и Елену. Буду посылать и денег и лекции по мере сил. Папа К.Жаков. Адрес: Эстия. Валк. Почтовый ящик Арака. Алиде Ивановне Жаковой»36.

Вскоре после ухода в мир иной Каллистрата Фалалеевича произошло следующее событие: в марте 1926 года Алида Приеде–Жакова родила дочь Лизу. Малютка, конечно, не была дочерью Жакова. Но всех детей рожденных уже после смерти супруга Алида наделяла своей девичьей фамилией Приеде и именем Жакова. В графе «имя отца» у девочек Лизы (родилась в 1926 г.) и Мары (родилась в 1928 г.), сына Яниса (1929 –1944) значилось – Каллистрат. Имена подлинного отца или отцов троих детей Алида унесла с собой в могилу.

Газета «Слово» в сентябрьском номере за 1926 год опубликовала следующее сообщение: «Вдова покойного профессора К.Ф.Жакова госпожа А.Приеде–Жакова тяжело больна почками. Средств к существованию нет никаких. На руках вдовы находятся трое малолетних детей. Единственный человек, который до сих пор помогал госпоже Приеде–Жаковой – это Эрнест Барон. Вдова профессора просит латвийское правительство, русское общество помочь ей в ее исключительно бедственном положении. Ее адрес Bulli, Liela iela #3»37.

Э.Э.Барон никуда не исчез, был постоянно где-то рядом и в последующие годы. Позже в 1930-е годы проживал в Риге на улице Аусекля в роскошном квартале Форбург. Рядом, но в скромном доме, жила и Алида с детьми. Приходил в гости, приносил конфеты, позволял детям провести часть лета в сарайчике возле своей скромной дачки в Булдури на рижском взморье.

Чем занималась, как жила Алида Каролина Приеде? Чтение лекций, популяризация идей философии лимитизма К.Ф.Жакова стали одним из источников ее семейного дохода. Много ездила с лекциями по Латвии, а в 1928 году, будучи с лекциями в столице Моравии Брно, Алида родила дочь Мару. Кстати, в конце 1929 года, в полученном временном паспорте в графе «род деятельности» – было вписано библиотекарь, а вот в графе «адрес» – Рига, ул. Валдемара 16, кв. 11. Какое-то время жила с детьми в Сигулде, пыталась открыть пекарню, но непрактичность Алиды и ее партнера по бизнесу привели начинание к краху. Принимала на дому студентов, консультировала их по философии, помогала при подготовке к экзаменам по языкам, занималась переводами.


Алида Приеде, стоят Райда и Елена. (L to R) Мара, Янис и Лиза.

Сколько помнит свое детство Мара Приеде, младшая дочь Алиды Каролины, мать, которую она обожествляла, категорически не умела или не желала вести домашнее хозяйство. Она очень часто отлучалась, куда-то уезжала. Райда и Елена в силу своего возраста назначались матерью на роль старших по дому. За те минимальные средства, которые Алидой, готовились блюда из капусты и бесконечную ячневую кашу. По возвращении домой, в эту тоскливую обыденную реальность (в дощатый дом в парке Виестура, или позже в двухкомнатную скромную квартирку на пятом этаже по улице Экспорта, дом 3,) – Алида Каролина могла держать в руках диковинное боа из страусиных перьев, хрустальную вазу. Ей было невдомек, что ее пятеро детей нуждаются, к примеру, в обуви и зимней одежде.

У всех детей были реальные матери. Алида, напротив, была сродни фее. Как-то семья проводила лето в Анце (Курземе) в заброшенном доме генерала Канепа, в котором, как поговаривали, жили привидения. Вокруг водились ужи, всюду росли высокие травы. Когда покупали на соседнем хуторе молоко, то непременно ставили блюдо с молоком и для ужей. Часто по утрам Алида, облачившись в какие-то замысловатые одежды, в одиночестве гуляла по лесу. Однажды она взяла с собой маленькую Мару. Ей было велено молча, бесшумно следовать за Алидой, не нарушать тишину леса и пение птиц, в котором вдруг зазвучали на незнакомом для девочки языке поэтические строчки. Впрочем, и другие счастливые, но редкие минуты пребывания в обществе матери сохранились в памяти Мары Приеде: она помнит долгие и непонятные ей богослужения в рижском православном кафедральном Христорождественском соборе, посещение поэтессы Аспазии.


Дочери Лиза, Мара, Елена и Райда. Латвия, хутор Изтекас, 1955.

Впрочем, как только дочери Жакова Райда и Елена выросли, окрепли Алида Каролина стала отправлять их на летние работы в деревню. Райда осталась в памяти младшей сестры Мары Приеде как человек широкой души и бурного темперамента, в котором домовитость, хозяйственность уживались с расточительностью и непрактичностью. В свободные минуты Райду Каллистратовну привлекала литература по нетрадиционной медицине, магии (белой и черной), астрономии и астрологии. При единственной встрече автора этих строк с Райдой Каллистратовной, состоявшейся в декабре 1990 года, она произвела неизгладимое впечатление, сразив своей необычностью и удивительным портретным сходством с профессором Жаковым.

Елена Каллистратовна, у которой были поистине золотые руки: ей были даны таланты в шляпном, швейном, сапожном деле. Она обувала, обшивала младших детей. Не имея толком школьного образования, каких-либо основ инженерного образования, Елена проектировала дома своих родственников – шесть реализованных ею архитектурных проектов в разных уголках Латвии стоят по сей день. Елена осталась в памяти как принципиальный, даже жестокий человек. Она не раз поражала своих, получивших высшее образование, младших сестер широтой кругозора, глубиной, строгостью ума. За ней на семейных советах всегда было последнее слово. После окончания второй мировой войны Елена Каллистратовна устроилась в местечке Стелпе в Латвпотребсоюз и начала водить грузовые машины, стала, наверно, одной из первых женщин-водителей тяжелых грузовиков. А первую зарплату водителя грузовика потратила на туфельки, купленные для младшей сестры Мары. Долгие годы на перекрестке рижских улиц Ганибу дамбис и Ранкас можно было видеть, выложенную Еленой Каллистратовной, мозаику с изображением тяжелого грузовика.

Явные таланты старших дочерей совершенно не замечались, не поддерживались, игнорировались Алидой. Развитием способностей, а тем более образованием, старших дочерей мать, поглощенная собой, своими проблемами и переживаниями совершенно не занималась. Даже младшие дети до войны получили только начальное образование. Словно, Алида Каролина постоянно твердила себе строки из первой главы Ветхозаветного Екклисиаста: «От многой мудрости много скорби, и умножающий знанье умножает печаль». После смерти Алиды Каролины ее старшие дочери Райда и Елена фактически пожертвовали собой ради образования младших сестер, как могли, помогали и поддерживали их. Лиза закончила отделение живописи Латвийской Академии художеств. Младшая из сестер – Мара, чьи первые театральные впечатления связаны с домашними спектаклями Райды, окончила Вторую студию при Художественном театре, стала известным в Латвии театральным педагогом, режиссером-постановщиком в детских театрах, автором книг.





Могила Алиды Каролины Приеде (1893—1941) на рижском Покровском кладбище.

Находясь на смертном одре, зная, что покидает своих детей, Алида Каролина написала им небольшое духовное завещание. В нем она просила детей, когда вырастут, жить отдельно друг от друга, чтобы не портить отношения; никогда не связывать свою жизнь со стариком; никогда не заигрывать с политическими партиями.

Это завещание всю жизнь бережно хранила Райда Каллистратовна Тимука (урожденная Жакова). Она в последние годы жизни была прикована к постели. На кровати подле себя Райда Каллистратовна держала сундучок. В нем хранились самые дорогие вещи, оставшиеся после отца и матери. С ними она не желала расставаться ни на миг.